Поэтическая жизнь русского зарубежья

Автор публикации
Александр Мельник ( Бельгия )
№ 37 (1 )/ 2022

Десятый Международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира-2021/2022»

С 24 ноября 2021 г. по 21 февраля 2022 года на сайте прошёл X Международный поэтический интернет-конкурс «Эмигрантская лира-2021/2022». По традиции в него входят два отдельных конкурса – «Эмигрантский вектор» и «Неоставленная страна». Стихи для участия были получены от 81 автора из 16 стран: Беларусь, Германия, Греция, Израиль, Индия, Казахстан, Канада, Латвия, Новая Зеландия, Норвегия, Португалия, Россия, США, Турция, Украина, Чехия. Из всего полученного материала Квалификационное жюри рекомендовало к участию 74 полученных подборки стихов (91,4% от общего числа).

В финальное жюри, ответственное за определение победителей, вошли Вальдемар Вебер (Германия), Анастасия Винокурова (Германия), Олег Горшков (Россия), Лидия Григорьева (Великобритания), Андрей Грицман (США), Бахыт Кенжеев (США), Яна-Мария Курмангалина (Россия), Дмитрий Легеза (Россия), Александр Мельник (Бельгия, председатель жюри), Олеся Николаева (Россия), Алексей Остудин (Россия), Александр Радашкевич (Франция), Даниил Чкония (Германия), Михаэль Шерб (Германия), Михаил Этельзон (США).

 

Победителями Десятого Международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира» стали[1]:

 

Конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор»

 

Первое место – Александр Михеев (Канада, г. Торонто)

 

От глухого абзаца

 

От глухого абзаца сталкер кидает гайки

В непонятный текст, за которым – комната-зло,

Где сидит птичка Сирин, волнистая попугайка,

На снегу-ловушке из белых пушистых слов.

 

А когда в русской речи поглубже увязнет коготь,

И уже не взлететь в глазурные небеса,

Ото сна очнётся нерукотворный Гоголь,

Из которого за ночь вырос вишнёвый сад.

 

Пустыри соблазна, доверчивый запах мяты,

Оголённый взгляд по самое немогу.

Птица-тройка, лети-лети! Ты куда? Куда ты?!

Не отдам ни пяди, хоть я у тебя в долгу.

 

Проходи, читатель, в стихах становится жарко.

В наливных глазах у птички блестит огонь.

Загадай желание, вы(л/п)ей до дна боярку,

Прочитай три раза «Отче, не успокой».

 

Васнецовский лес, громовые раскаты Глинки,

Подступает санкт-петербургский туман к Москве.

Над шинелью вьются мичуринские снежинки,

Тают льдинки света на выцветшем рукаве.

 

Oblivion

 

Мой грешный слог, разнузданный злой петит,

трава с-рождения, молочных пре-слов отрава.

Я окружён кириллицей во плоти,

и буквы жаждут забавы.

 

33 ордынских батыра вышли из сонных вод на свет.

«А» помахивает небрежно палицей,

Латиница держит нейтралитет.

Иероглифы – те вообще щурят глазки и скалятся.

 

«Э» зовет меня: – Э, чувак, подойди сюды!

Язык её меж зубов змеится.

«Ю» держит шило и смотрит на мой кадык,

за ней выглядывают согласных лица.

 

Ну что, помог тебе твой английский? – усмехается «К»

– Cмотрите внимательно, люди:

вот перед вами предатель русского языка,

и гниде пощады не будет!

 

Тут же раздаётся топот копыт –

это друзья-кентавры несут верёвку и мыло.

«П» и «Г» – две виселицы из толпы

кажут кабаньи рыла.

 

O, shit! – переворачиваюсь на другой бок.

В темноте часы светят зелёным, за окнами – North York и осень.

Ещё до подъема немалый срок,

но смена начнётся в восемь.

 

Под утро из подсознания выходят целители навеселе,

в макинтошах и с ружьями системы «Е»,

и, как гусей у аэропорта,

отстреливают мысли,

греющиеся возле аорты.

 

У рыбы кровь горяча...

 

У рыбы кровь горяча.

И ноги её сильны.

И руки её крепки. И хвост её переменчив.

Она им рубит с плеча

По гребню своей волны.

Глубины вод позади, а на горизонте – вечность.

 

Она моложе, чем жизнь.

Она старее, чем смерть.

И реки её страстей пускают в истоках корни.

Она в потоках бежит –

Достичь / добраться / успеть,

И слов её миражи глотают небо упорно.

 

Солёная твердь морей.

Вечерняя зыбь холмов.

Трава по лугам течёт, впадает в земли начало.

Ей явь говорит: – Быстрей.

Ей сон говорит: – Готов

Эфир невесомых гор в полях облаков курчавых.

 

О, лёгких её самшит!

О, жабр её багет!

Пора нарушать закон, пора перейти границы.

Её чешуя кричит:

– Ты – рыба и это – бред!

Она возражает: – Нет!

Она произносит: – Птица!

 

«Обаятельная игра словами с оттенком сюрреализма только украшает эти, в сущности, совсем не весёлые стихи» (Бахыт Кенжеев).

«Стихи Александра Михеева я читаю не в первый раз и давно отметила их для себя. Что в них привлекает, прежде всего? Это умение выстраивать технически верную поэтическую строку и умение держать золотую середину при мощном потоке культурологического нарратива. А также умение не скатываться в чистую филологию, сохраняя в стихах магию поэзии (Яна-Мария Курмангалина).

«Интересные тексты, оригинальные метафоры. Не скучно читать» (Дмитрий Легеза).

«В поразительно метафоричных, ритмически вольных стихах Александра Михеева, посвящённых творчеству, русской речи и русскому языку, превалирует образ птицы. Здесь и птица Сирин, и птица-тройка, и даже рыба, утверждающая, что она – птица. Свобода, высота полёта, зигзагообразность и стремительность – отличительные качества этой поэтической подборки» (Александр Мельник).

«Стихи Александра Михеева завораживают яркостью и неожиданностью поэтического мышления. Он взрывает строку, побуждая читателя ощутить всю свежесть нечаянного поворота мысли поэта, который сталкивает слово с точным напряжением звука» (Даниил Чкония).

 

Второе место было присвоено сразу двум авторам (так как их суммарные оценки совпали). В алфавитном порядке:

 

Дина БЕРЕЗОВСКАЯ (Израиль, г. Беер-Шева)

 

* * *

 

Забудутся живые лица

и те, глядящие со стен -

всё впереди и всё простится,

но что-то отдаёшь взамен,

простую плату, не дороже

последних спичек в рюкзаке,

солёной патины на коже,

следа от гальки на щеке.

 

Пока на плёнке кропотливо

все фотографии честны -

ненаказуемо счастливой

и виноватой без вины

очнёшься тем далёким летом,

ослепшей от дневного сна,

пока, взойдя над парапетом,

ещё не рухнула волна,

и ты, разлучница, каналья -

ещё эскиз, ещё вчерне -

невозмутимо-машинально

несёшь ребёнка на спине...

 

«Глядящие с фотографий на стенах забытые лица фигурируют в двух первых стихотворениях Дины Березовской. «Шелушащаяся» память, нескончаемые ремонты и надежда на будущие несуетные дни – ключевые слова не только этой конкурсной подборки, но и любой человеческой жизни» (Александр Мельник).

«Стойкое лирическое полнозвучие и интонационная подлинность» (Александр Радашкевич).

«Образность, интонация, техника, раскрытие темы» (Михаил Этельзон).

 

Анна ГЕРМАНОВА (Германия, г. Оффенбах-на Майне)

 

Прививка на корень

 

Немного погоди, сынок,

немного погоди,

привитый к сердцу черенок

выходит из груди,

вот замер, отмер и пошёл

отщёлкивать отсчёт –

вершок, вершок да корешок –

надолго ли ещё?

Пока не кончится завод

и не осядет пыль,

ты не услышишь, как зовёт

и тянет лечь ковыль.

Когда уткнёшься головой

в сплетение корней,

к подвою припадёт привой

и схватится верней.

Замрёт и отомрёт стрелок,

сверкнёт огонь в стволе,

пробитым днищем котелок

приладится к земле,

её всей мерой зачерпнёт,

уляжется плотней,

к чему тут спех, к чему тут счёт –

на ней или под ней!

Когда, ветвясь, уйдёшь во тьму

системы корневой –

что тут сжигать, и лгать кому,

и награждать кого,

и кто там перед кем в долгу –

нет ни имён, ни лиц.

Архив сожгут, родным солгут

и наградят убийц.

 

«Стихи Германовой – о неразрывной связи всего и вся. Творчество, ткачество, основа и уток... Поэтому с такою болью звучит эта горькая правда: Архив сожгут, родным солгут и наградят убийц» (Вальдемар Вебер).

«Анна Германова представила на конкурс подборку с очень точным попаданием в тематику. Каждое стихотворение – сюжетно, но выписано под чуть смещённым углом зрения, что сразу же заинтересовывает меня, как читателя. Все это приправлено зримыми поэтическими образами, что для меня огромный плюс» (Яна-Мария Курмангалина).

«Стихи Анны Германовой отмечены отсутствием всякой позы и заданности, они внутренне доказательны и лирически убедительны» (Александр Радашкевич).

«Анна Германова строит свою поэтическую речь на нервной интонации. Система непрерывных образов и метафор насыщает стихотворение динамикой и экспрессией. Она знает, что хочет высказать самой себе и своему читателю. Стих её крепок и упруг» (Даниил Чкония).

«Стихи Анны Германовой интересны мне удивительным сплавом классической формы и новаторского содержания. Я любуюсь тем, как Анна разворачивает свои удивительные метафоры – мало кто может соткать такое прекрасное полотно, ни разу не порвав нити, без единого узелка. Внешнее и внутреннее соединяется в её текстах в единый причудливый сплав, при этом поэтесса иногда точно описывает настолько лёгкие и мало уловимые движения души и духа, о которых ты, возможно, только подозревал, догадывался, но вряд ли смог бы самостоятельно сформулировать» (Михаэль Шерб).

 

Третье место – Александр КАЛУЖСКИЙ (США, г. Сан-Диего, Калифорния)

 

* * *

 

Перо выводит чёрно-белый город –

узорное литьё, вихры позёмки,

бараков коммунальные потёмки

и заводей черёмуховый холод.

 

К набросков нескончаемому рою

знай добавляет – кстати и некстати –

изображенье мальчика в бушлате,

где соло, где со взрослою сестрою:

 

из полосы косых и частых линий

они вбегают в лавку грампластинок

и песне в такт со стоптанных ботинок

отряхивают августовский ливень. . .

 

От сизарей у рынка воздух чёрен,

но лакомствами полная палатка

и блеск летящих пригоршнями зёрен

лучатся обещанием достатка.

 

К невиданным высотам, может статься,

возносят город башенные краны

и первые, с ладонь, телеэкраны,

с их чёрно-белой магией трансляций.

 

«Удивительная кинематографичность в каждой строке. Тот редкий дар, когда эмоции читателя пробуждаются не прямым раздражением нужных рецепторов, а являются ответом на мастерский монтаж слуховых и зрительных образов» (Анастасия Винокурова).

«Гибкая повествовательная интонация, внимание к подробностям жизни, неравнодушное спокойствие» (Бахыт Кенжеев).

«Стихи Александра Калужского весьма профессиональны, т. е. ладно скроены и крепко сшиты. Читатель получает удовольствие не столько от содержания (представленные в подборке тексты являются, по сути, зарисовками), сколько от мастерского исполнения (Михаэль Шерб).

 

Конкурс поэтов-неэмигрантов «Неоставленная страна»

 

Первое место – Алексей Григорьев (Россия, г. Москва)

 

41 км

 

если водка долго не кончается

то по самой верной из примет

в жизни обязательно случается

поезд 41 километр

 

в тупике под надписью нет выхода

где барак в берёзовом плену

ясно понимаешь что от выхино

вновь проспал какую-то войну

 

инвалид с гармоникой взъерошенной

в придорожной бочке креозот

и вполне естественно прохожего

не который час спросить а год

 

а потом курить не сладив с нервами

и смотреть как медленно ползут

облака по небу сорок первого

сквозь чадящий топочный мазут

 

ведёт собаку

 

мимо белой водокачки

мимо волги и янцзы

человек ведёт собачку

свозь несжатые овсы

сбоку едет электричка

над цветком пчела жужжит

заостренные как спички

воздух чиркают стрижи

совершенно нету смысла

грузовик овсы жуки

баба тащит коромысло

ловят рыбу мужики

жизнь густеет словно сусло

охрененно сколько лет

бог по факту тот же суслик

может есть а может нет

но всё было бы инако

и попутало края

если б он не вёл собаку

упорядочивая

 

отсюда

 

пожалуй бывало и хуже

но этот закат слюдяной

но мячик что плавает в луже

важнее планеты иной

важнее до боли и дрожи

а дальше не в лад невпопад

ты просто слетаешь с дорожки

и велик цепляет закат

такое беспечное лето

неважно зачем и кому

и вишни они же планеты

и дед мой уходит во тьму

к чему это знанье я вырос

я вынырнул в этой реке

зачем это детство на вырост

зелёнкой прижали к ноге

я тут я от века до века

как полуоткрытая дверь

я маленький полукалека

куда мне отсюда теперь

от этого жёлтого лета

в котором больная нога

песочница полная света

и мячик и мячик ага

 

«Притворно «простые» стихи, наполненные узнаваемыми подробностями жизни, быта, окрестного пейзажа с притворно «маленькими» человечками, помещёнными в этот быт и пейзажи, вырастают до синтетических, сущностных, экзистенциальных величин, выдавая поэта, незаурядно мыслящего и чувствующего» (Олег Горшков).

«Лёгкий и четкий ритмический рисунок с музыкальными синкопами внутри строки. Развёрнутые метафоры дают картины мира сразу во многих измерениях: от прошлого до будущего сквозь ирреальное настоящее» (Лидия Григорьева).

«С печальной улыбкой занимается поисками смысла жизни в заведомо бессмысленном мире» (Бахыт Кенжеев).

«Алексей – автор достаточно известный. Его стихи хороши и оригинальны, данная подборка тому ещё одно свидетельство. При разборе текстов легко указывать на их недостатки, но, говоря о достоинствах, проза критика всегда слабее самого стихотворения (это как легко объяснить, почему еда пересолена, но хорошее блюдо надо пробовать самому). Поэтому стихи Алексея лучше просто читать» (Дмитрий Легеза).

«Вневременность, ощущение тупика, смешение пространства и времени (41 км и 41 год), ощущение сюрреализма и бессмысленности жизни – всё это депрессивное мироощущение удручало бы, если бы не было описано так ярко, что поневоле и, к собственному удивлению, начинаешь находить отголоски этого пессимизма даже в самом себе» (Александр Мельник).

«Алексей Григорьев обладает способностью видеть окружающий мир со всеми драматическими моментами человеческого существования. Сквозь призму его поэтического взгляда, мы остро ощущаем неуютность и хрупкость нашего бытия. Ирония Григорьева снижает пафосность, но та же ирония тревожит нас ощущением человеческой боли. Поэт изобретателен в сюжетах своих стихотворений. Он обладает высокой степенью поэтической культуры, позволяющей ему выстраивать свободную стихотворную речь» (Даниил Чкония).

 

Второе место – Евгений ПАЛЬЦЕВ (Россия, г. Санкт-Петербург)

 

Апрельское вино

 

Дворянка в сарафане ледяном

Меня апрельским потчует вином,

С гранёной чашей управляясь ловко,

Я вечности прозрачной на краю

Стою и чашу радостную пью,

Печальник, отщепенец, чужекровка.

Ещё сады в дремоте зимних снов

И белый цвет – основа всех основ,

Но постепенно, робкими перстами,

Но медленно, как женская рука,

Скользящая за лацкан пиджака,

Идёт весна под чёрными мостами.

Зима уходит молча сквозь дворы,

В рулон скатав холодные ковры,

Упаковав снега в десятки сумок,

И вновь река ломает белый плен

И это постоянство перемен –

Одна из лучших на земле задумок.

Меж тем вода, вернув былую гладь,

Уже способна лица отражать,

Хотя дрожит и образы калечит,

Но вместе с ней судьба моя течёт,

Из нечета перемещаясь в чёт,

Но неизменно возвращаясь в нечет.

 

«Постоянство перемен» в природе, в городе, в народе… Нелёгкая поэтическая задача решена неожиданно и внятно. У него в стихах «На времени пространство женится»! И жизнь ликует даже на грани, грядущего для всех без исключения, небытия» (Лидия Григорьева).

«Классические экзистенциальные стихи, настоянные на сезонности природы, перетекании житейского чёта в нечет и неизбежной вечности» (Алесандр Мельник).

«Эти стихи дышат чисто петропольским обаянием, обрамленным изяществом слога» (Александр Радашкевич).

«Образность, техника, интонация, смысл – мастер» (Михаил Этельзон).

 

Третье место – Светлана ПЕШКОВА (Россия, г. Липецк)

 

Письмо другу

 

Здесь жизнь сурова и безжалостна,

земля – трясина, воздух – яд.

Мой друг, спаси меня, пожалуйста,

верни в счастливые края.

У нас разруха и распутица,

цветов под грязью не видать,

где скоро мачеха распустится –

за пару дней завянет мать.

 

Здесь жизнь бесцельна и безвыходна,

глаза – в дыму, язык – в огне.

Едва враньё из горла выдохнешь,

уже заглатываешь гнев.

Хватает зависть, тянет волоком,

на шее сдавливая пасть.

В округе только крест и колокол

смогли, поднявшись, не упасть.

 

Здесь жизнь пустая и порочная.

Мой друг, найди меня, верни,

узнай по долгим многоточиям,

по ломким линиям чернил.

А если сразу не найдёшь меня,

пройди по разным адресам,

здесь всюду души безнадёжные –

бери любую и спасай.

 

«Автором представлены три непохожих друг на друга стихотворения – по интонации, образным средствам, характеру самой поэтики. Но все три произведения объединяет, пожалуй, одно – в них каждое слово необходимо, нет общих мест, нет просто текста, всё – подлинная поэзия» (Олег Горшков).

«Стихи Светланы Пешковой – очень русские, напевные. При всей традиционности её поэтики, она тонко подмечает детали, которые в её текстах бывают весьма неожиданными. К тому же, в наше время нечасто встретишь отождествление лирического героя с предметом, явлением, объектом окружающего пространства, которое бы столь зримо передавало такой образ (как, например, в стихотворении про тополь)» (Яна-Мария Курмангалина).

«Непривычно пессимистические для Светланы Пешковой стихи с мотивами бесцельности, пустоты и безысходности – то ли символ эпохи, то ли жизненный этап. Но, несмотря ни на какой мрак, блудный сын извечно возвращается в родной дом» (Александр Мельник).

 

Лауреаты X Международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира-2021/2022» за лучшее стихотворение в номинации.

 

Победителями IX Международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира-2020/2021» Алексеем ГАМЗОВЫМ (Израиль, г. Кирьят-Ям) (конкурс поэтов-эмигрантов «Эмигрантский вектор») и Полиной ОРЫНЯНСКОЙ (Россия, г. Балашиха) (конкурс поэтов-неэмигрантов «Неоставленная страна») ЕЩЁ ДО СОСТАВЛЕНИЯ ШОРТ-ЛИСТОВ И ГОЛОСОВАНИЯ ЧЛЕНОВ ФИНАЛЬНОГО ЖЮРИ из всех подборок, вошедших в лонг-листы, были определены лучшие стихи по всем конкурсным номинациям (А. Гамзов – номинации «Там», «Здесь» и «Эмигрантский вектор»; П. Орынянская – номинация «Неоставленная страна»).

 

Номинация «ТАМ» – Анастасия Лобанова (Украина, г. Харьков) за стихотворение *** «Гремит холодильник и капает кран…» (первое стихотворение в подборке).

 

«Точное и правдивое раскрытие темы, поскольку это как раз тот случай, когда личный опыт сочетается с мастерством стихосложения и живым глубоким чувством по поводу пережитого. У текста есть объём, создаваемый двумя смысловыми пространствами, в котором – свободно метафорам и образам. Стихотворение подобно восходящему витку спирали – в конце мы там же, но не те же» (Алексей Гамзов).

 

Номинация «ЗДЕСЬ» – Людмила КАЛЯГИНА (Израиль, г. Кирьят Ям) за стихотворение «Яд ва-шем» (второе стихотворение в подборке).

 

«Философ Теодор Адарно задавался вопросом, как можно писать стихи после Освенцима. Не только можно, но и тем более необходимо. Примерно так, как это делает Людмила Калягина: без пафоса и экзальтации, прямо и честно. Кто был в Яд ва-шеме, узнает и это звёздное небо, и это море, и, главное, припомнит даже не чувство, а глубинное понимание того, что смерть – это ещё не небытие, не забвение и не конец. Собственно, поэзия учит нас тому же» (Алексей Гамзов).

 

Номинация «ЭМИГРАНТСКИЙ ВЕКТОР» – Анна ГЕРМАНОВА (Германия, г. Оффенбах-на-Майне) за стихотворение «Штрихпунктир» (третье стихотворение в подборке).

 

«Анна – мастер развёрнутой метафоры. Задав тему, она множит вариации, не просто развивая её, но и приводя к неожиданному для читателя пункту назначения. Привлекает взгляд на мир как на механизм, настолько сложный, что уже и одушевлённый» (Алексей Гамзов).

 

Номинация «НЕОСТАВЛЕННАЯ СТРАНА» – Алексей ГРИГОРЬЕВ (Россия, г. Москва) за стихотворение «41 км» (второе стихотворение в подборке).

 

«Подборки лонг-листа преимущественно наполнены переживаниями прошедших лет, деталями воспоминаний, понятной рефлексией. В стихотворении Алексея Григорьева «41 км» прошлое существует как часть нашей ежедневной реальности, оно никуда не делось за давностью лет. Автор не тоскует отстранённо, не вспоминает ностальгично, не пересказывает прожитое другими – в нём живёт и говорит генетическая память. Это показано коротко, ёмко, захватывающе. Этому веришь безоговорочно» (Полина Орынянская).

 

Поздравляем победителей и лауреатов Деcятого Международного поэтического интернет-конкурса «Эмигрантская лира» (2021/2022)!

 

 

[1] В журнале публикуются по три стихотворения победителей основных конкурсов и по одному (из трёх конкурсных) – призёров.