-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 37 (1 )/ 2022

Потерянные облака

Рецензия на книгу Светланы Крюковой «Иное небо»

 

Книга стихов Светланы Крюковой «Иное небо» держит взятую ноту с первой страницы до последней, создавая её особый поэтический мир. Читатель быстро привыкает к её интонации, её жесту, её голосу. Крюкова видит окружающий мир сквозь призму свойственного ей мировосприятия. События, происходящие в этом мире, перекликаются с событиями её переживаний, занимая равновесные местоположения в дневниковой записи души. Регистры интонации разнообразны и объёмны.

 

Вхожу в холодные зеркала, ищу тебя,

но лишь отражения вижу.

Я расчёсываю свои волосы, свои длинные волосы,

тысячи лиц смотрят на меня, мои руки легки.

Тысячи моих лиц смотрят мне вслед,

когда иду к тебе – всё это разные зеркала.

Ходила как вода за тобой, следом ходила ненужная,

пока рекой не стала. Гляжусь в речную гладь –

зеркальные нити вплетаются в мои волосы,

золотые корни овивают меня, уносят на запад,

уносят на юг, но всякий раз вздыхаю у той же реки.

Мне бы уйти к тебе и не возвращаться,

следить за медленным течением,

сплетать волосы жгутом и ждать, когда запоёт птица.

 

Сила женской любви и страдания намечена тонким пунктиром. И каждая строка несёт свой груз, как река несёт своё течение. Вообще, тема влаги, воды, реки, моря звучит постоянно. Крюкова по-особенному видит и чувствует живое пространство воды, пронизывает его до глубины, до дна.

 

Роняя лепестки, вечер налегке спускается к морю,

где само время – окаменелость прошлой секунды.

Уплыть на лодке в дали,

где в тёмных глубинах мокнут рыбы,

где глаза старцев вглядываются в бесконечность,

где холодно и зябко, но так близко к небу –

потерянные облака плывут сквозь туманное время,

потерянное время таится в облаках.

 

Удивительный эффект происходит в ощущении ритма стихотворения. Не сразу ты понимаешь, что это верлибр, свободный стих, так мерно течёт стихотворение, так музыкально его звучание. У Крюковой тонкий слух и точный звук.

 

В придуманном нами мире туман,

вымышленные имена на запястьях.

Читаю твоё имя,

проговариваю вслух – мне нравится.

Да, был такой царь в Древнем Египте.

Нет! мудрец в Древнем Риме. Древнем мире.

Моё имя неизменно,

начинается на «Э» и не заканчивается;

на мне серая туника в тон туману, лёгкие сандалии –

здесь можно ходить босиком и не бояться змей...

А яблоки я не люблю.

 

Какова инструментовка этих строф! Аллитерация, игра слов, зеркальная их перекличка! А поэтическая мысль наполняется драматичным содержанием, болью.

 

Решишься жить,

а уже зима и птицы в далёких краях.

В сердце моём не было счастья –

это ветер пролетал мимо и задел прядь волос,

это твоя рука коснулась моей и стало светло и понятно.

Следить отсутствующим взглядом

за тонко осыпающимися песчинками, думать о нас.

Всему виной гроза,

сказанное тобой можно отпустить на волю –

это дождь говорил твоими словами,

это молнии врезались в моё сердце...

 

Эти молнии пронизывают и сердце читателя, которому открывается лирика Светланы Крюковой. И тогда он понимает слова Поэта:

 

Нужно бы жить медленнее...

Нам ли, летящим на свет, думать о вечном,

петь о любви и сжигать страницы нечитаных книг –

мы выйдем в солнце нагими

и будет ветер петь нам прощальные песни.