Поэтические переводы

Автор публикации
Яна Кане ( США )
№ 37 (1 )/ 2022

Стихи Джейн Хёршфильд в переводах с английского

Джейн Хёршфильд

 

Фотограф: Ник Розса

 

 

Джейн Хёршфильд – американский поэт, эссеист и переводчик. Она – автор девяти сборников стихов и двух сборников эссе о поэзии, а также участник создания четырёх сборников переводов, где представлены поэты многих веков и культур. Её книги получили многочисленные награды, включая титул «лучшая книга 2006 года» в газетах «The Washington Post», «The San Francisco Chronicle» и «Financial Times» (в Англии). Стихи Джейн Хёршфильд появились во многих журналах, включая «The Times Literary Supplement», «The New Yorker», «The Irish Times» и «The American Poetry Review», а также в десяти изданиях антологии «Лучшая американская поэзия». Её работа была награждена многими премиями, включая Премию книжного центра поэзии, стипендии от фондов Гуггенхайма и Рокфеллера, а также от Национального фонда искусств. Она преподавала в Калифорнийском университете в Беркли, университете Сан-Франциско, Дюкском университете и Беннингтонском колледже. Джейн Хёршфильд была избрана канцлером Академии американских поэтов и членом Американской академии искусств и наук.

 

Яна Кане

 

"
Фотограф: Брюс Эсриг

 

 

Переводчик Яна Кане родилась и выросла в Ленинграде. Несколько лет училась в ЛИТО под руководством Вячеслава Лейкина. Эмигрировала в США подростком. Получила степень бакалавра по информатике в Принстонском университете, затем степень доктора философии в области статистики в Корнеллском университете. Яна Кане работает старшим ведущим инженером в одном из крупнейших интернет-провайдеров в США. В свободное от работы время она пишет стихи на русском и английском языках и занимается поэтическим переводом. Её русскоязычные стихи и проза вошли в сборники «Общая тетрадь», «Неразведённые мосты», «Страницы Миллбурнского клуба», «Двадцать три», «День зарубежной русской поэзии» и публикуются в журналах, в том числе – «Elegant New York», «45-я параллель» и «Мосты». Стихи и переводы на английском языке печатаются в журнале «Chronogram». Книга стихов и прозы «Равноденствие» вышла в 2019 г. Книга стихов и переводов на русском и английском языках «Зимородок Kingfisher» вышла в 2020 г.

 

 

Душа (по мотивам Адриана[1])

 

  1. Amor Fati

 

Душа-дружок,

долгими были твои скитания,

затерялись твои пути.

 

Лесная чаща озирается во мраке

всеми птичьими глазами.

 

И вот свет, избушка, огонь, распахнутая дверь.

 

Сказки предупреждают тебя:

Не заходи,

тот, кто ищет еду, будет съеден.

 

Ты заходишь. Ты оживаешь.

 

Ты желаешь обрести ступни.

Ты желаешь обрести глаза.

Ты желаешь обрести страхи. 

 

  1. Кухня

 

Душа-дружок,

какую службу сослужил нам голод.

 

В какой бы переделке мы ни застревали, ты и я,

он разжимал наши вцепившиеся пальцы.

 

Но жизнь невозможно подготовить к концу

словно нарезанный баклажан,

 

подсоленный, придавленный, чтобы отжалась вся горечь. 

 

  1. Снег

 

Душа-дружок,

и к тебе тоже

идёт смерть.

 

Тебе думалось,

что тебе нужно будет

что-то сделать?

 

Снег

не входит в комнату,

 

недоумевая 

 

зачем.

 

  1. Упряжка

 

Душа-дружок,

ты и я станем

 

воспоминанием

в воспоминаниях воспоминания.

 

Лошадь,

освобождённая от упряжи,

забывает тяжесть телеги.

 

  1. Оболочка

 

Душа-дружок,

страницы твоего часослова

смыкаются,

 

укрывая золото и киноварь,

и твою, глядящую на тебя, собаку,

и твои реки, лестницы,

рёбра.

 

Жизнь

превращается в свои узоры и ароматы,

потом в свою оболочку.

 

Теперь я не знаю

были ли мы единым целым, или двумя,

или переплетением.

 

Куда пойдёшь ты, туда и я,

так мы сказали.

 

  1. Ветер срывает хлопья ржавчины

 

Душа-дружок,

приходит день, когда больше нет мыслей о прошлом.

 

Человек, падая в пропасть, не глядит вверх.

 

И всё же,

на несколько мгновений в среду:

«Где мои ключи от грузовика?»

 

В четверг, в воскресенье: «Где мои ключи от грузовика?»

 

  1. Дерево. Соль. Олово.

 

Душа-дружок,

помнишь?

 

Однажды ты прошёл

по деревянным планкам

к дому

стоявшему на сваях над морем.

 

Было раннее утро.

 

Солнце окрасило

воду сиянием,

и где бы ты ни садился,

яркая дорожка

вела прямо к тебе.

 

Порой по утрам

морская дорога стелилась

тусклым, исцарапанным оловом,

порой она ослепляла.

 

Потом она исчезала.

 

Душа-дружок,

не странно ли? –

 

даже теперь – раннее утро.

 

  1. Я говорила

 

Я говорила   Я верила

мир без тебя невозможно представить.

 

Теперь собираю в нём цветы – им сопровождать тебя в огонь.

 

 

Засыпаешь в одной комнате, просыпаешься в другой

 

Засыпаешь в одной комнате, просыпаешься в другой.

Засыпаешь в одни времена, просыпаешься в другие.

 

Люди высадились на луне!

Смотришь чёрно-белую трансляцию, размытую помехами,

на огромном экране в Центральном Парке, стоя в темноте рядом с другими.

 

Твой дед этого не увидел.

Твои внуки этого не увидят.

Теперь уже скоро,

пятьдесят лет назад.

 

Телега, гружённая безучастными звёздами, повисла в вышине.

 

Многие дни, словно племянник,

напоминают того, что был до них,

но они не тот, что был до них.

Каждый – особый, мог быть израсходован по отдельности, съеден с перцем и солью.

 

Засыпаешь в кровати одного человека, просыпаешься в кровати другого,

лицо, вытертое полотенцем, успело стать другим, не тем, что было умыто.

 

Засыпаешь в одном мире, просыпаешься в другом.

 

Ты, не бывший своей жизнью, но и не бывший ей чужаком,

ты, кто не был тождественен

своему имени, своим рёбрам, своей коже,

отправишься в путь, словно чемодан, уносящий в себе комнату –

 

Только уже познав это, ты сможешь это познать.

Как опрокинутый стакан, утративший пролитое, ты будешь это знать.

 

 

[1] Император Адриан правил Римом с 117 по 138 гг. Перед смертью он написал автоэпитафию. Это стихотворение кочует с той поры по миру. Оно было многократно переведено и на английский, и на русский языки:

 

Animula, vagula, blandula

Hospes comesque corporis

Quae nunc abibis in loca

Pallidula, rigida, nudula,

Nec, ut soles, dabis iocos...

 

 

О душенька, беженка, неженка,

дружок и гостья бренности,

куда теперь отправишься,

голодная, сирая, босая?

Утехи твои кончились!

 

(Перевод Ольги Седаковой)