Поэзия метрополии

Автор публикации
Рахман Кусимов ( Россия )
№ 3 (3)/ 2013

Стихи

Стихи Рахмана Кусимова – это поэзия экзистенциальных переживаний и подтекстов, поэзия многослойная, ёмкая, обладающая интенцией выходить за некие внешние пределы, очерченные текстом. Может быть, такая поэзия сродни погружению в бездну. Впрочем, постижение человеком своей сути, духовное накопление – это, и правда, путь, у которого нет предела… О. Г.

road movie
 
мы едем в автомобиле,
и листья суицидально бросаются под колёса,
играет тихая музыка: осень звучит негромко,
почти что совсем неслышно.
мажорное «до» превращается в минорное «после»;
гаишники смотрят косо,
и в нашей дороге ничто не становится главным,
но многое кажется лишним.
 
и кажется, будто нет всех этих бесчисленных
общих знакомых, кафе, словечек,
мы смотрим осеннее road movie,
но выключен звук, и нет никакого гвалта.
водитель закуривает сигарету,
и мы обсуждаем с ним разные вещи,
но вещь остаётся лишь тем, чем является,
как бы при этом её ни назвал ты.
 
и можно ехать куда угодно,
можно не ехать вовсе, разница небольшая,
не забывай про поворотники, впрочем,
да по пути придумывай небылицы.
перед тобою много дорог,
но выбрать одну из них всё время что-то мешает,
как будто жизнь тебе выдаёт карт-бланш,
а ты не знаешь, как к этому относиться.
 
 
осень
 
Как в шелках, весь в долгах и загвоздках,
Весь в трухе от наломанных дров,
Я вдыхаю встревоженный воздух
Петербургских осенних дворов.
 
И впивается, будто когтями,
Мысль, что счастье даётся в кредит:
Это груз непрощённостей тянет,
Это память о них бередит.
 
Как пронзительно слово «спасибо»,
Если капли стекают со щёк...
Научившись прощаться красиво,
Отпускать научиться б ещё.
 
Ибо, кем бы ты ни был на свете,
Чтил бы свет или верил во тьму,
Победивший былое – бессмертен,
Только нужно ли это ему.
 
 
стишок
 
1.
 
ты хочешь, я напишу стишок
о том, что всё хорошо,
о том, что снег наконец прошел
и стало всё хорошо.
 
что ты лежишь на моей груди,
и всё у нас впереди,
что льется свет за окном, гляди,
и всё ещё впереди.
 
что неприкаянность наша – так,
вздор, чепуха, пустяк,
 
ведь вот я – перед тобой, смотри,
и свет у меня внутри.
 
2.
 
потом мы с тобой поселимся в новом микрорайоне
и заведем собаку – пуделя или таксу.
приветливые соседки из нового микрорайона
станут с нами здороваться и любоваться нами.
 
мы будем друг другу рассказывать сны, иногда не будем,
а когда нам наскучат наши работы с девяти до шести,
мы выпросим у начальства отпуск на две недели
и вместе поедем к морю, потому что куда же без моря.
 
а особенно хорошо будет в мае, ведь в мае не может быть плохо,
ты станешь играть на флейте и рисовать картины,
и мы станем слушать Баха и искренне удивляться
людям, всерьёз считающим, что есть и другая музыка.
 
 
это ли не зима
 
это ли не зима, дорогая моя, когда нас
синоптики водят за нос, принимая как данность
ошибки в своих прогнозах, нашу неблагодарность.
 
и это ли не зима, когда провести во сне бы,
договорившись с небом, дни, занесённые снегом,
скрыться под одеялом и всё – тишина и нега.
 
ну что мы можем зимою, что мы переиначим?
руки от холода прячем, согреваясь горячим
и удивляясь транслирующимся передачам
 
об экстремизме, туризме, бытовом аферизме,
ещё о каком-нибудь «-изме», о дороговизне...
пока мы смотрим всё это, кто живет наши жизни?
 
легко оправдаться: я с краю, меня не спросили,
был сильней и красивей, теперь в долгах и трясине,
здорово быть несчастным: не нужно много усилий;
 
но нет никакой зимы с заснеженными лесами,
несбывшимися чудесами, темными небесами,
мы зимы придумали сами, поверили сами.
 
теперь придумать бы нам, что дни теплы и погожи,
что жизнь – сейчас, а не позже; что – непросто, а всё же
сегодня лучший день, чтобы жить. и завтрашний тоже.
 
 
* * *
 
как в том непостижимом октябре
стояли, ничего не говоря,
и падал снег, он падал о тебе
на языке без слов и словаря;
 
как в небесах горела до зари
звезда, не становясь поводырём,
но в темноте светили фонари,
и свет их был про то, что не умрём;
 
мы были вслух, мы были смех и грех,
и остальное обратилось в речь,
что смерть, конечно, есть, она про всех,
но жизнь про всё, суметь бы уберечь.
 
 
музыка жизнь свет
 
ты говоришь музыка жизнь свет травы и горы
времени ты говоришь нет музыка жизнь свет
я говорю нет времени дайте ближайший билет
в самый далёкий город
как это нет
 
я говорю свет газ телефон оплатить до тридцать первого мая
будьте добры с имбирём и корицей петербург москва
ты говоришь карма абсолют недеяние майя
вечность любовь жизнь
музыка
ты права
 
ты говоришь вечность любовь смерть стихотворный размер прокрустово ложе
текст не нуждается в тщательном выискивании блох
ты говоришь бог и я говорю бог но одно и то же
никто не имеет в виду говоря бог
 
это ли мы прощаемся на неодинаковом русском
это ли просто беседа завершена
но я говорю жизнь и ты говоришь музыка
но я говорю смерть и ты говоришь тишина