-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 1 (17)/ 2017

Звучащая тишина

Рецензия на книгу Игоря Джерри Кураса «Ключ от небоскрёба»

 

Игорь Джерри Курас. Ключ от небоскрёба. Стихотворения. – М, 2015. – 100 с..

 

Игорь Джерри Курас – поэт, который настойчиво утверждает жизнеспособность классической культуры поэтического письма в современном мире. Он не расстаётся с гармонией выверенности слова, придавая ей, гармонии, современное звучание. Как верно заметил автор предисловия к этой книге поэт Владимир Гандельсман: «Формальная безупречность здесь обеспечена чистотой и благородством содержания».

Курасу свойственна самоироничная интонация. Он не лишён сомнений во всесильности своей стихотворной речи. Но парадоксальным образом это лишь подкрепляет ощущение стилистической точности, остроты поэтического глазомера, музыкальной наполненности его строк.

 

Ты заметила? – воздух сегодня больной.

Моросит над осинами дождик дрянной,

в придорожной грязи суетится

бестолковая чёрная птица.

А над лесом, едва ли понятное нам,

шепчет небо надменно округлым холмам

настороженно важное что-то,

но вникать всё равно неохота.

 

Последняя строчка словно бы ставит под сомнение остроту авторского взгляда, а на самом деле – подчёркивает эту остроту зрения и слуха поэта, описывающего то, что предстоит его взору. И хотя звучит в другом стихотворении тревожная нота, ей противостоит чувство убеждённой принадлежности к этому миру:

 

Не бойся ничего. Мне страшно самому.

Щерблённая луна опять кривится в кашле,

но отражённый мир в ночном окне – не наш ли?

А тот, что за окном? – не вторит ли ему?

 

Внутренний спор автора с самим собой движет его поэзией, наполняя её свежим дыханием жизни. Жизни, быть частицей которой, по его словам, поэт почитает за честь.

Стихи Игоря Джерри Кураса пронизаны музыкой. Это утверждение вызвано не только тем, что стихи наполнены музыкальными реминисценциями, а тем, что музыкален, собственно, его стих. И даже когда он призывает к тишине, тишина эта – звучащая, она таит в себе напряжённое переживание, которое всё равно находится в полной гармонии с миром:

 

 И понял про себя, что любит осторожней,

что чувствует нежней, но вслух не говорит,

что вот они – слова, но тишина надёжней,

и ближе красота невзрачная на вид.

 

Высокая стиховая культура, приверженность к традиции, не ограничивающая свободу созвучного времени мировосприятия, способность отражать глубину мысли в её поэтическом преломлении являются самыми привлекательными свойствами поэтического характера автора. Завораживающая магия стиха не может не покорить чуткий читательский слух:

 

И вот я заснул, убаюканный ливнем –

и спал, и приснилось, и было легко:

деревья висели над берегом дивным,

и воды прозрачны, и дно глубоко.

Безмолвные в озере плавали рыбы,

бесшумная с ними дружила вода –

и мне показалось: мы тоже могли бы,

как рыбы, прижавшись, уплыть навсегда.

 

«Я больше не умею говорить понятным языком…» – досадует поэт. Не соглашусь с ним. Говорящий на языке поэзии понятен тому, кто  поэзию истинную ценит. Истинную, как является поэзия Игоря Джерри Кураса.