-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 1 (21)/ 2018

Дирижёрский взмах

Рецензия на книгу Анастасии Винокуровой «Ауфтакт»

 

Анастасия Винокурова. Ауфтакт. – Новокузнецк: Изд-во «Союз писателей», 2017. – 100с.

В сборнике Анастасии Винокуровой «Ауфтакт» многие названия стихотворений и профессиональная терминология, использованная внутри текстов, разбросанны по многим страницам и сразу дают понять, что у автора – музыкальное образование. Музыка для Винокуровой – определяющий культурный код, с помощью которого она ищет отклик у своего читателя. Разумеется, этот «культурный код», на самом деле, расширен многими прочими литературно- культурными знаковыми понятиями. Похоже, автор видит своего читателя в ряду тех, с кем можно поговорить о высоком, не опускаясь к простому и земному. Но подобный разговор попахивает литературщиной, отражённым светом. Отсутствием того, что сама Винокурова обозначает, как нечто важное для себя, замечая о творчестве: «Это вечная передовая, где ничего не узнать заранее». Не согласиться с этим её суждением трудно.

Но, когда стихотворение переполнено именами-воплощениями: Штраус, Электра, Мегрэ, доктор Хаус, Бергман, Саломея, а к ним ещё притянуты библейские ассоциации в смеси со славянским: «…принеси мне в награду, князь мой, голову бога на медном блюде», – этот культурный винегрет перестаёт работать. Абстрактные образы, не наполненные конкретикой метафоры, создают впечатление искусственных. Будучи знакомым с творчеством Анастасии Винокуровой по отдельным публикациям, общаясь с ней на римском конкурсе молодых поэтов русского зарубежья «Ветер странствий» и на «Эмигрантской лире», доверять этому впечатлению искусственности я не стал бы, тем более, что она и сама чувствует угрозу некой оторванности своего поэтического голоса от жизненных реалий:

Казалось, чего уж проще: придумай имя,
скорей назови его вслух – и готово. Так-то.
Но только слова, что должны были стать моими,
повисли в ночи
затянувшимся ауфтактом.
В руках дирижёра – власть над началом фразы.
Стремительный вдох –
и фермата до смены года.
Небрежно считаю до ста, отпуская разум
в спонтанный астрал от отсутствия кислорода.

И в сборнике есть немало стихотворений, где этот разрыв «высокого» и реального преодолевается. Преодоление этого «разрыва» в определённом смысле обозначено самим названием сборника – «Ауфтакт». Это предвосхищающий дирижёрский жест, за которым следует звучание. Это дебютная книга молодого автора, дающая камертон к будущему звучанию её новых стихов. В том, что они случатся, сомнений нет. Залогом обретаемого Винокуровой своего поэтического жеста, своей, только ей присущей интонации, служат лучшие стихи этого сборника. В них, как раз, и проявляется живая реальность, живое чувство, лирический строй её поэзии. И одним из самых ярких стихотворений такого рода у автора звучат стихи, обращённые к сестре, а – особенно – стихотворение «Мама»:

О самом мучительном всуе не говорят,
тревожные сны списав на болезни роста.
Несёшь на руках двух весёлых и злых зверят
сквозь морок и зыбь безрадостных девяностых.
 
Сквозь сжатые зубы и горькое «не могу».
Сквозь слёзы в подушку, когда тяжело и тошно.
Сквозь чувство вины, что упрямо стучит в мозгу
о том, что десятый день на столе – картошка.
…Слепую, щемящую нежность переборов,
в безмолвной надежде – а что ещё остаётся? –
одну отправляешь на запад, в страну ветров,
другую на юг, где целебное светит солнце.

Это ещё и стихи о долге, который нужно возвратить вовремя. Строгие и глубокие строки, составляющие главное содержание первого сборника стихов Анастасии Винокуровой.