-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 2 (14)/ 2016

Рецензия на книгу Ирины Рувинской «Каланхоэ»

Ирина Рувинская. Каланхоэ. Изд-во «Достояние», Иерусалим, 2016. – 82 с.

 

Движение времени открывается с первых страниц книги стихов Ирины Рувинской:

 

пробужденье в день рожденья

неужели восемь лет?

и надежда и сомненье

есть подарки или нет

 

есть конечно только те ли

что хотела я давно?

вылезаю из постели

марта свет летит в окно

 

Кажется, только вчера было это праздничное ощущение жизни, маленькие детские радости и сомнения, полный надежд март, а уже другие времена стучатся в дверь, за которой пространство времени иного:

 

непонятно как это стало столько лет

но оказывается и правда все возрасты покорны

надо же как тряхнуло

                                       и пожелтелый белый свет

вдруг опять засиял

                                  потом превратился в чёрный

 

Жизнь проживается в этом пространстве времени, делая нас мудрее, обостряя память, обостряя чувства и переживания уходящего мгновения. И тогда возникает понимание законов нашего пребывания во времени, становится очевидным то, что ещё вчера, быть может, нами не осознавалось. Тогда и рождаются мудрые строки понимания и любви:

 

«ты надолго?» спрашивает с надеждой сын

когда я собираюсь в город

ему нужен мой компьютер

«ты надолго?» с тоской спрашивает отец

ему нужна я

 

для сына полдня мои

как полчаса

для отца полчаса мои

вечность

 

О любви Рувинская пишет много, без всяких ухищрений, прямой стихотворной речью, но всякий раз находит слова, от которых щемит душу. Ей дано через деталь, казалось бы, не относящуюся к предмету разговора, передать боль и переживание, тоску и печаль, и радость, если она приходит. За её строчками – человек, умеющий извлекать ощущение счастья, потому что – любит. Любит сам, дарит свою любовь со всей душевной щедростью, не взирая на то, что, возможно, не всегда получает в ответ доброту и душевное тепло от того, кого любит. Такие стихи, когда автор не прячется за абстрактной лирической героиней стихов, требуют смелости самораскрытия, откровенности, на которую не каждый способен пойти. Однако было бы ошибкой думать, что за такой способностью к самопожертвованию таится человеческая слабость. Силу и достоинство женского характера Рувинская умеет передать без истерики, сдержанно и уверенно в своём праве расставить точки над i:

 

просто

к полке руку вдруг протянуть

взять

              коснуться обложки

по корешку провести

не с начала открыть

полистать

                    в конец заглянуть

и на место поставить

это с книгой так можно

прости

 

А всё же грустно читать у автора этот сдержанный крик:

 

рифмой втянуло

странный цветок каланхоэ

ну почему всё хорошее

должно превратиться в плохое?

 

Однако не следует делать вывод, будто книга стихов Ирины Рувинской – собрание грусти и печали. Чего стоит её цикл стихотворных частушек. Тут и природное остроумие автора сполна проявлено задиристые, злободневные, острые – они демонстрируют её иронический склад ума:

 

спит еврейский весь народ

муэдзин один орёт

неча выть в такую пору

замолчи уже урод!

 

Левакам понять пора бы

Ну не любят нас арабы

Вы отдайте им хоть всё

Они не любят вот и всё

 

Ирина Рувинская издала свою пятую книгу, честную, искреннюю, трогательную. Это ею сказано:

 

Ты не прав.

Ты лев.

А я львица.

Тут могла бы и кровь пролиться…

 

Она и пролилась живым поэтическим словом.