-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 2 (38)/ 2022

Вопреки всему

Рецензия на книгу «Антология грузинской поэзии»

 

Антология грузинской поэзии (в двух томах). – М.: Издательство «Либрика». 2020. – 1600 с.

 

Два тома. Почти 1600 страниц. Их можно использовать, как гантели, во время утренней зарядки. Но всё же лучше взглянуть на великолепно оформленную суперобложку, прочитать название: «Антология грузинской поэзии». И дальше глаз не оторвать – первый том – 800 страниц переведённых на русский язык стихотворений самых значительных грузинских поэтов за последние 100 лет! Блестящие имена русских поэтов, осуществлявших эти переводы! Царство поэзии! Таинственные пути поэтических откровений!

 

Не я пишу стихи. Они, как повесть, пишут

Меня, и жизни ход сопровождает их.

Что стих? Обвал снегов. Дохнёт – и с места сдышит,

И заживо схоронит. Вот что стих.

 

Знаменитые строки Тициана Табидзе в переводе Бориса Пастернака. Тициан Табидзе, конечно же, предположить не мог, насколько ход поэтической мысли предвосхитил страшную судьбу автора, когда в проклятые годы сталинского террора его – человека и поэта – заживо схоронит время.

 Вот что пишет автор предисловия к антологии, тбилисский поэт Владимир Головин: «Феномен… Историки и политологи, литературоведы и сами писатели иначе и не называют русско-грузинские литературные связи, аналога которым, пожалуй, не сыщешь в истории. Они родились на стыке культур и эпох. Их не разрушили меняющиеся времена, государственные устройства, мировоззрения правителей, геополитические интересы и научные концепции. Их не поколебали никакие рубежи и препоны – от придуманных людьми до воздвигнутого самой природой Кавказского хребта. Их территорию определяют не границы, а музы».

Действительно, неисповедимы пути возникновения строки, рифмы, метафоры. И кажется, будто проникнуть в эти тайны может только очень глубокомысленный стихотворец. Но ахматовский рецепт выглядит внешне простым. Так же – внешне простым – выглядит стихотворение Михаила Квливидзе в переводе Давида Самойлова:

 

Вы занимались рыболовством?

Здесь нет секретов ни на грош:

Закинешь удочку под мостом, –

Сидишь,

надеешься

и ждёшь…

Вот так и наше стихотворство, –

И в нём секретов не найдёшь:

Достал перо, об стол опёрся, –

Сидишь,

надеешься

и ждёшь…

 

Антологии грузинской поэзии в переводе на русский издавались не однажды. Все они привлекали внимание ценителей поэзии. Но антология, о которой идёт речь, особенная! Она впервые включает в себя раздел переводов из абхазских поэтов и поэтов Южной Осетии. Никакого политического подтекста составители не имели в виду. Наоборот, антология – свидетельство неразрывности литературного единства, складывавшегося в течение веков, вопреки тем или иным историческим обстоятельствам. И подчёркнуто это ещё одним разделом антологии, в котором расположены стихи русскоязычных поэтов Грузии. Не всем, в том числе, возможно и мне, по нраву это слово – «русскоязычные». Вот пускай учёные-филологи и сражаются на своём поле – русскоязычные или русские, а мы внимательно послушаем их доводы.

Конечно, нашей «Эмигрантской лире» особенно интересен этот раздел двухтомника. Насколько поэтически осмыслен мир, окружающий поэтов, пишущих на русском языке, мир жизненного и культурного пространства Грузии?! Александр Цыбулевский сквозь нервную ткань своего стиха передаёт ощущение предстоящего события – компания, расположившаяся в винном подвале, вполне в соответствии с ментальностью грузина:

 

День угасал. Мы все сидели,

Хоть к цели ехали иной.

Прости меня, Светицховели,

Так море чувствуют спиной.

В подвале пело и плескало.

Он весь дымился и вставал,

Чтоб предложить своё лекало

Чертить единственный овал.

Но издали роились звуки.

Не исчезайте, я иду,

Бегу, лечу, мои дудуки,

Ду-

ду-

ки,

ду-у…

 

Этот образ поэтического мышления раскрывает синтетику лирического повествования, за которой таится внутренняя связь русского поэта с поэтикой грузинских мастеров.