-- В поле зрения «Эмигрантской лиры»

Автор публикации
Даниил Чкония ( Германия )
№ 3 (15)/ 2016

Виноградные глаза

Рецензия на книгу Яны-Марии Курмангалиной «Первое небо. Стихи»

 

Яна-Мария Курмангалина. Первое небо. Стихи. – Томск: ИД СК-С, 2015. – 110 с.

 

У Яны-Марии Курмангалиной кинематографическое мышление. Многие её стихотворения представляют собой подобие киносценария. В новой – третьей – книге её стихов это задекларировано с первых страниц названием трёхчастного стихотворения «кинематография». Само построение первой части («эпизода», по словам автора) напоминает момент киносъёмки: «это кто-то шепчет внутри мотор», где многозначность образа можно прочитывать, среди прочих, как образ сердца-мотора, а может прочитываться, как команда «мотор» на съёмочной площадке.

При этом текст построен, как основной сценарный с комментарием-рефреном в скобках, в дыхании которого слышна библейская интонация:

 

(виноградная у меня тоска

как лоза тонка у неё рука

виноградные у неё глаза

целовать нельзя

целовать нельзя)

 

Курмангалина воспринимается лириком по своей природе. «Поэт осенний» называет её автор вдумчивого и эмоционального предисловия к книге Ирина Василькова. Читатель-бодрячок не совпадёт с автором стихов открытой исповедальности, которые пронизывают всю книгу:

 

обжигает гортань ледяная простуда

затекает в глаза как пустая вода

никому не пишу – никуда ниоткуда

мне не пишут в ответ – ни о чём никуда

 

 

время вырвет легко – если верить на слово –

неудобной тоски худосочный сорняк

у столицы октябрь и болит бирюлёво

и дымятся костры и гремит товарняк

 

Действительно, определить по разряду лирической поэзии такие стихи можно с достаточной уверенностью. Но кинематографичность, сюжетность, сценарность многих стихотворений Курмангалиной открывают её как поэта сильного эпического начала.

Курмангалина рассказывает свои сюжеты, в которых действуют её герои. Не «лирические героини», за которыми плохо прячется автор, а настоящие фигуры, предусмотренные «сценарием». Это приключения, реальные события, истории, житейские сюжеты, это баллады, рассказы и маленькие повести в стихах.

И здесь проявляются лучшие качества поэзии Яны-Марии Курмангалиной – она обладает сильным, долгим поэтическим дыханием, ярким образным мышлением, точным звуком и глазом, замечающим детали и нюансы восприятия окружающей жизни. К этому стоит добавить её умение спрессовывать сюжет – стихотворная речь не затянута. Вот перед нами житейская картинка:

 

по ночам из сети он качает порно

она спит и во сне говорит – мне грустно

ему кажется всё это слишком вздорно

а ей кажется всё это слишком пусто

 

Сюжет развивается в жалобах женщины, которой не хватает тепла, в равнодушных вздохах мужчины и завершается точной деталью:

 

отключает сеть и идёт к жене

и ложится – спина к спине

 

Восемнадцати стихотворных строк достало, чтобы рассказать целую жизнь. Эта способность спрессовывать повествование делает каждое слово значимым, что часто не позволяет цитировать отдельные строки, слова сбиты плотно и невозможно вырвать их из контекста, так балладное стихотворение «а она выплывала из моря и видел я…» пришлось бы приводить целиком в подтверждение этого тезиса. Такой стих наполняется сильной энергетикой, экспрессивностью.

Тема женской судьбы, съеденной бытом, выхолощенной повседневностью – заметно выделяется в этой книге. Автору удаётся с одинаковой силой воплотить женские судьбы, как в лирическом стихотворении, так и в разных формах повествовательного жанра.

А вот иной сюжет: исторический перелёт на биплане в 1919 году в интерпретации автора превращается в драматический диалог пилотов, закадровый дикторский текст, поданные как сценарий кинорепортажа:

 

как же сложен был взлёт тяжело принимал простор

не хотела земля отпускать и тянула вниз

шестьдесят сто сорок сто тридцать и снова сто

артур глохнет мотор и дрожит под ногами высь

 

благоденствуй канада сейчас ты такой же сон

как ирландские острова путь ещё далёк

я пойду по крылу попытаюсь исправить джон

я попробую джон да поможет нам в этом бог

 

Похоже, тонкая лирическая исповедальность и эпическая мощь поэтического дыхания Яны-Марии Курмангалиной ведут между собой непрерывную борьбу, которая и оказывается мотором её проникновенной поэзии, той силы, которая и командует ей: мотор! Автор принадлежит к поколению самого активного творческого возраста, и если судить по новой книге, является одним из самобытных и ярких представителей этого поколения актуальной поэзии.